Промышленные бетонные полы

Творчество

Потанцуем?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Танцпол
Танцпол
Фото: © Елена Воробьева

Любушка зарделась; улыбаясь, она смущенно теребила пухлыми пальчиками уголок своего платка, накинутого на плечи. Подруги, стоя у стеночки, шушукались и искоса с любопытством поглядывали на нее. Перед Любушкой стоял он – гордый и самоуверенный. Пригласил ее на танец. Он – ее. Он – самый красивый парень в деревне, передовик – ее, вчерашнюю школьницу, а ныне неприметную работницу почты.

Любушка, соглашаясь, молча кивнула. Он положил ей руку на талию, она – ему на плечо. В другой его руке робко ютилась ее ладошка. Он пристально смотрел на нее, а она не смела поднять на него глаза.

Потом танцы закончились. Деревенская молодежь нехотя расходилась. Кому повезло – те парами, кому не очень – небольшими группками парней и девчат. Иногда все перемешивались; девушки, хитро улыбаясь, подшучивали над парнями. Они же не задерживались с ответом. Все смеялись. Было весело и шумно. И где-то еще долго играла гармошка, откуда-то доносились звонкие, задорные частушки.

Потом, много лет спустя, Любушка вспоминала этот день. День, когда она познакомилась со своим будущим мужем. Каждый раз она вспоминала какие-то подробности, на которые раньше не обращала внимания. Чем больше проходило времени, тем значимее казались эти мелочи. Всегда, когда судьба, кажется, незаслуженно преподносит не только печали, но и радости, как-то сами собой возникают вопросы: «Почему?», «За что?», и рассуждения типа: «А вот если бы я…» или «А ведь он мог…» и так далее.

Клуб в деревне был центром общественной жизни; днем в нем проводили заседания, решали всякие хозвопросы, а вечером в выходные обязательно устраивали танцы. В танцевальные вечера могло случиться то, что редко происходило в обычной жизни. Поэтому на танцах в клубе всегда ждали какого-то чуда. Вдобавок можно было то, чего в будние дни и вечера себе не позволяли. Например, любой молодой человек мог рискнуть и пригласить на танец любую девушку (а, следовательно, познакомиться). Для девушек танцы – это не только демонстрация своих нарядов. Их платья и платочки мало чем отличались от тех, в которых красовались подружки. И все-таки любая мелочь могла стать предметом гордости: брошка, ленточка, накладной воротничок. Танцы – это соревнование с подругами (здесь они становились соперницами) в том, кто кого пригласит на танец, кого чаще. Приглашение на танец – важное событие: согласиться или отказать? Казнить или миловать?

Любушка, соглашаясь, молча кивнула. Он положил ей руку на талию, она – ему на плечо. Потом были прогулки, цветы, ревность, ссоры, примирения, снова танцы, прогулки после танцев. Все, как у всех.

Вот уж не Любушка, а Любовь Дмитриевна, покинув родную деревню, обосновалась со своей семьей – мужем и дочкой – в крошечной хрущевке. И все-равно радостно; есть телевизор, муж рядом и где-то на танцах дочь.

Дочь Милана (родителям хотелось быть оригинальными), конечно, ходит на совсем другие танцы, не такие, как в деревне, где в небольшом светлом зале видны взгляды и лица. Милана пропадает в клубах, где танцпол освещают вспышки светомузыки, где под резкие звуки молодежь исполняет что-то отчасти напоминающее первобытные танцы.

Милана не стоит скромно у стеночки, не теребит от волнения косынку. Она сидит за маленьким столиком, держит в одной руке сигарету, а в другой бокал. Она наблюдает за танцующими. Пышные локоны ее взбиты, и прическа напоминает уши пуделя. На Милане пиджак с короткими рукавами, узкие брюки и несколько ярких браслетов на запястьях.

Стучащая музыка сменяется на более плавную, нежную. Он подходит к ней несколько развязный, высокий, пышная шевелюра, модный пиджак:

– Потанцуем?

Милана молча ставит бокал на стол, тушит сигарету, протягивает ему руку, и они идут на танцплощадку. Ее руки обвились вокруг его шеи. Он положил обе руки ей на талию, а может чуть ниже. Она смотрела ему в глаза, он – ей. Было уже поздно. Он решил проводить Милану домой. Так все и началось.

Потом были прогулки, цветы, ревность, ссоры, примирения, снова танцы, прогулки после танцев. Все, как у всех. Но жизнь как-то не задалась. Говорят, время было такое – многие семьи распадались.

Сейчас у Миланы Анатольевны хорошая работа, машина «десятка», трехкомнатная квартира. В одной комнате живет старенькая мама – баба Люба, в другой – она сама, в третьей – уже относительно взрослые дети: сын Максим и дочь Людмила. Дочь постарше, сын помладше и чуть выше дочери.

Когда Максиму исполнилось семь, он, как все дети, пошел в школу. Вернулся он оттуда уже Максом, и ни на какое другое имя не откликался. Людочка росла хорошей послушной девочкой. Потом она стала Милкой, а затем и вовсе превратилась в Milky – существо без пола и вообще каких-либо человеческих признаков. Макс отрастил волосы и обзавелся серьгой в ухе. Milky отказалась от роскошных светлых волос, теперь у нее на голове «ежик», выкрашенный в черный цвет.

Иногда на всю квартиру раздается оглушительный вопль Milky. Обычно это происходит, когда Макс надевает ее джинсы без спроса. В отместку Milky наряжается в любимую куртку Макса.

Макс и Milky тоже ходят по клубам. Точнее, они пропадают там ночами. Сидят у барных стоек или за столиками. Не вместе, конечно. У каждого своя территория. Одно из нерушимых правил их кодекса – не тусоваться вместе в одном и том же клубе. Однако, если случается такой казус – кто-то уходит. Победивший в словесной дуэли остается, попивает абсент (или еще чего-нибудь), потом идет на танцпол.

Ничего не видно. Все краски смешались, и получился черный цвет. От мрака спасают только неоновые лучи. Они подчеркивают то, что в обычной жизни люди пытаются скрыть; то там, то здесь неоновый луч скользнет по извивающемуся телу и выхватит белые треугольники и бретельки, до этого не так откровенно танцевавшие под полупрозрачной блузкой. Еще светятся зубы и белки глаз. Человеческое теряется. Выражение лица какое-то безумное, туманное. Музыка бесконечна. Одна композиция переходит в другую незаметно. Также незаметно проходит час за часом. Здесь не танцуют парами, а если и танцуют, то это никак не обусловлено музыкой. Макс обращает внимание на девушку рядом: белые волосы, голубая короткая кофта, джинсы очень похожие на те, в которых он сейчас (то есть на джинсы Milky). Он берет ее за руку. Девушка словно очнулась ото сна. Зовет ее с собой. Проходят мимо бара. Макс берет два коктейля. Они направляются в чел-аут.

– Тебя как зовут? – поинтересовался Макс.

– Sky. У тебя пирсинг в языке? Никогда не пробовала.

Макс обнимает девушку за талию и притягивает к себе. Вот и познакомились.

Понравился материал?
Раскажите друзьям и знакомым:
Нам важно Ваше мнение по данной публикации:
Поставьте оценку:
( 0 Звезды )

Комментарии

Определить...

1000 Осталось символов


Редакция газеты «Золотая горка» Логотип газеты «Золотая горка»
623700, Свердловская область, Берёзовский, Восточная, д. 3а, оф. 603
+7 343 237-24-60

Редакция

Газета «Золотая горка», zg66.ru
Россия, 623700, г. Берёзовский,
Свердловская область,
ул. Театральная, д. 3,
3-й подъезд, оф. 80 
8(343)247-83-34, +7 904-98-00-446, gorka-info@rambler.ru, glav@zg66.ru

При использовании материалов сайта гиперссылка на zg66.ru обязательна. Ресурс может содержать материалы 18+
Издательский Дом Городская Пресса, г. Березовский

ИД «Городская пресса» - Берёзовский
Россия, 623700, Свердловская обл.,
г. Берёзовский, ул. Театральная, д. 3, подъезд 3-й, оф. 80.
8 (343) 247-83-34, +7 904 98-233-61,
+7 904 98-00-250
, rek@zg66.ru

ИД «Городская пресса» - Арамиль
Россия, 624000, Свердловская область,
г. Арамиль, ул. Чапаева, д. 6, оф. 24.
+7 904 980-66-22, +7 904 982-33-61, karman@zg66.ru


 

Навигация